Генерал-майор Сергей Наев «Мы знаем, что враг испытывает нашу силу и мощь»

Генерал-майор Сергей Наев «Мы знаем, что враг испытывает нашу силу и мощь»
Наш собеседник не слишком публичный человек. И хотя коллизии информационной войны заставили большую часть населения нашего государства поверить в отсутствие у нас талантливых руководителей высшего уровня, на самом деле это совсем не так. Итак знакомьтесь - начальник штаба оперативного командования «Пивдень» генерал-майор Сергей Наев. Подчиненные ему подразделения и части с первого дня АТО вели напряженные бои на трудных участках. А сейчас сдерживают врага в Донецком направлении.  


Товарищ генерал, по вашему мнению изменились Вооруженные Силы Украины с начала событий на Донбассе? Произошли какие-то изменения?  

Хочу сказать, что любой человек, который был призван на военную службу и надела военную форму все же остается человеком. И психология личности имеет вполне закономерную зависимость от окружающего мира, который так или иначе влияет на мировоззрение.  
В начале антитеррористической операции мы имели проблемы в вопросах укомплектованности наших частей и подразделений младшими офицерами. На момент начала АТО уровень комплектации звена командиров взводов был просто минимальным. Можно даже сказать, что он достиг ниже критической линии. Ситуация должна исправиться с началом мобилизации. Военкоматы начали активно работать в этом направлении. Многие младших офицеров запаса пришли в ряды Вооруженных Сил. Однако большинство из них просто не имели военного опыта. За экономических трудностей, царившей в военной сфере нашего государства, они не привлекались к службе в Вооруженных Силах Украины, а просто заканчивали военные кафедры в своих вузах, вот, собственно, и все. Между тем мировой и исторический опыт учит нас, что уровень офицеров запаса нужно поддерживать постоянно, но на это опять же нужны средства, которых как всегда не хватало. Вот мы и получили, мягко говоря, не совсем подготовленных офицеров первичного звена.  

Иногда доходило до коллизий, когда из запаса приходили представители рядового состава, имели больше опыта, знаний и практических навыков чем некоторые отмобилизованы офицеры. Однако реальные боевые действия дали нашим людям возможность на самосовершенствование. Это был шанс бескомпромиссного определения «кто есть кто». И тот командир, который проявил себя, свой характер и свою волю в этих тяжелых испытаниях, оставался командиром и в дальнейшем.
 
То есть война стала таким своеобразным «ситом качества», которое позволило выделить специалистов и так называемых «бумажных специалистов»?

Собственно так. Настоящий офицер имеет три составляющих успешной деятельности. Первое - быть личностью с высокими моральными качествами. Второе - иметь прочную силу духа. И третье - иметь безупречные профессиональные знания. И все, кто смог совместить это в себе - стали настоящими командирами и лидерами.  

Попутно замечу, что и реагирования на ситуацию со стороны высших звеньев военного управления не замедлило. Начальником Генерального штаба было оперативно принято решение о внесении изменений в нормативную базу порядка прохождения службы лицами офицерского состава. Скажем теперь появился такой механизм - если сержант запаса имеет соответствующий специальность и образование и позиционирует себя как лидер - он может претендовать на должность с присвоением первичного офицерского звания. Такая работа идет и в нашем оперативном командовании. Скажу откровенно - это не просто. Ведь все упирается в очень ограниченные временные промежутки. Однако процесс пошел, и мы наблюдаем положительную динамику.  

Прекрасно. Но это первичные офицерские звена. А как обстоят дела с руководителями высших ступеней - командирами батальонов и бригад?.

Скажу что война наложила свой отпечаток на все аспекты военной жизни, заставила многих думать совсем по другому чем раньше, и по другому принимать решения. Дело в том, что в мирное время на всех командно-штабных учениях вопросом связанным с контртеррористической деятельностью внутри страны уделялось критически мало внимания. И это еще мягко говоря. В основном упор делался на ведение позиционной широкомасштабной войны. Считалось, что в случае, когда боевые действия будут вестись у каких-то больших населенных пунктов, или в густонаселенных районах, то все гражданское население будет эвакуировано. а мы, соответственно, будем вести боевые действия, так сказать, в «чистом поле». Нас учили, что к нападению противника мы будем готовы, нас заранее оповестят, и мы будем иметь некоторое время, чтобы починить технику и развернуть резервы. То есть все будет хорошо. И техника будет исправна, и люди подготовленные, и вообще мы все успеем. Однако опыт проведения АТО показал, что ошибка в недостаточном внимании к подготовке проведения антитеррористических мероприятий внутри государства нам дорого обошлась с самого начала ведения боевых действий. Однако сейчас мы научились многому. Главная из которых - внимательно и быстро работать над ошибками. Нагрузка на командиров всех уровней сейчас просто сумасшедшее.  

И каждый понимает, что за любым принятым решением стоят человеческие судьбы и целостность нашего государства. Так что нет никаких сомнений, что мы на верном пути своего развития просто.  

Получается так, что мы учимся «просто с колес»?
 
Сейчас мы получаем просто бесценный опыт. К сожалению он связан с ходом реальной войны. Однако этот опыт не заменить никаким тренировками или учениями. Более того, офицеры проявляют большое желание быть именно здесь, в АТО. Ведь только здесь есть реальное применение их знанием.  

Они совершенствуются как специалисты всех звеньев от тактической к стратегической. Происходит и быстрое улаживание коллективов.  

Работа штабов в зоне АТО часто подвергается необоснованной критике.
 
Что изменилось в штабной работе сейчас?  

Скажу, что сейчас, если сравнивать с довоенным временем, значительно увеличилась оперативность и взвешенность принятия решений. Сокращается время в постановке задач. Теперь они относятся практически «онлайн». В разы стало меньше ошибок в работе офицеров штаба и в большинстве случаев они просто исключены. Ведь каждый офицер органа военного управления понимает, что распоряжается жизнями людей. А с этим не шутят. И никто не имеет морального права посылать людей на смерть. Поэтому когда есть сочетание нравственности и профессионализма, тогда каждый работает на совесть. Можно сказать, что сейчас появился новый офицер штаба, как профессионально-этический стандарт.  

Почему-то об АТО принято говорить исключительно как о поражениях. Однако у нас есть много и боевых достижений, которые можно обнародовать?

Конечно так. Скажем за время участия в АТО воинами частей и подразделений оперативного командования «Юг» есть чем гордиться. Но, чтобы понять наши победы нужно понимать, что подразделения сил АТО выполняют свои обвязки в режиме реальных боевых действий. И выполняют реальные боевые задачи. То есть к режиму прекращения огня мы выполняли тактические действия, в частности наступательные и рейдовые, а также задачи по огневому поражению. И конечно у нас есть результаты. Подчеркиваю, что приведенные мной дальше цифры это официальные и подтверждены данные. Количество потерь врага по оперативным подтвержденным данным достигает более тысячи человек безвозвратных потерь.  

Мы знаем, что враг испытывает нашу силу и мощь. Просто так на нас агрессор никогда не проводит наступления или нападений. Каждая операция против воинов ОК «Юг» имеет признаки четкого планирования. Мы воспринимаем это, как признание нашей боеспособности. И вообще, если бы Вооруженные Силы Украины были слабыми, то враг давно был уже далеко за центром нашего государства. И то, что мы удержали все наши рубежи воюя с военизированными структурами, организованными формированиями террористов при непосредственной поддержке со стороны частей и подразделений РФ.  

Поверьте, если бы сепаратисты не получали поддержки со стороны Российской Федерации в технике, боеприпасами, инструкторами, живой силой и т. д. , то мы бы уже давно восстановили всю территориальную целостность нашего государства. Однако имея поддержку со стороны российской армии, кстати есть по оценкам западных экспертов второй в мире по боеспособности, сепаратисты и бандформирования продолжают воевать.  

Часто руководителям в АТО упрекают якобы замалчивания наших потерь. То есть по данным штаба АТО было немало обстрелов, а по данным СНБО наши потери минимальны. Скажите насколько это соответствует действительности?.

Хочу заверить, что весь учет наших потерь вполне правдивый и объективный. И если есть определенные расхождения в данных то они возникают тогда, когда перед тем, как зафиксировать смерть, или ранения военнослужащего, его нужно увидеть и идентифицировать. К сожалению такие есть нормы и правила.
 
К сожалению бывают случаи, когда люди пропадают без вести и мы временно не можем установить их дальнейшую судьбу. Мы делаем все возможное, чтобы узнать где этот человек, в плену, или ранена, или, не дай Бог, погиб.  

Так что могу утверждать, что наши данные по потерям всегда правдивы, ведь подаются по тому факту, который имеет подтверждение. Кроме этого у нас есть немало контролирующих органов от общественности в прокуратуру. Итак что-то скрыть сейчас просто невозможно. Но я считаю и не нужно. Командование ОК «Юг» не заинтересовано в сокрытии информации, ведь все тайное рано или поздно станет явным.  

Изменилась то мотивация на службу? Говорят, что патриоты закончились еще во время первых волн мобилизации.

Я вам скажу честно, что с начала антитеррористической операции, собственно в первой волне мобилизации было немало вопросов по психологической готовностью людей.
 
И к этому есть много примеров, которые я сейчас не буду перечислять. А вот со следующими волнами мобилизации реально увеличилось количество тех, кто идет служить добровольно. То есть людей с убеждениями, людей знают куда, а главное - зачем они идут. Те кто мобилизуются сейчас, имеют на порядок выше мотивацию чем их коллеги из предыдущих волн мобилизации. Однако в этом вопросе и Генеральный Штаб ВСУ, и Министерство обороны Украины сделали определенные выводы. Если в предыдущие периоды определялся достаточно небольшой промежуток времени на сборы мобилизованных, то теперь система претерпела определенные изменения, которые принесли положительные результаты.
 
Скажите как изменились стандарты по обеспечению наших войск, согласно условиям современной войны?

По этому вопросу лучше приведу пример из личного опыта. В одном из населенных пунктов Донецкой области, еще в начале нашей деятельности, здесь прибыли представители ОБСЕ. И когда в общении с представителем этой миссии возникла тема об одном из наших подразделений, я услышал, что «на передовую прибыли хорошо экипированы украинские бойцы». На войне нет мелочей. Здесь одинаково важны и индивидуальное экипировка военнослужащего, и современные автоматизированные системы управления. Боевые действия дали толчок к изменениям наших стандартов обеспечения фактически по всем направлениям. Например, все большее применение в боевой работе получают тепловизоры и приборы ночного наблюдения, позволяющие бойцам выполнять свои задачи ночью. Кроме этого, мы имеем сейчас на вооружении еще немало технических «гаджетов», за которыми рассказывать пока рано. Ну а результаты боевого применения дают нам однозначный сигнал, что так и нужно действовать и дальше, и мы направляемся верным путем. Поверьте, что после каждого боя или отдельного эпизода все наши офицеры от командира взвода и выше делают выводы и анализируют события во всех измерениях. Такое постоянное обобщение вскоре должен стать материалом для фундаментальных исследований, выводы которых лягут в основу философии нового украинского Армии.

Пять минут после войны. По вашему мнению новая армия Украины потребует кардинальных изменений, или мы как-то будем прогрессировать с того, что есть?.

Здесь все просто. Хочешь мира - готовься к войне. Нужно будет серьезно заняться таким институтом как армия. Более того, мы уже занимаемся созданием новой армии. Все процессы боевой учебы и слаживания как в пунктах постоянной дислокации, так и на полигонах претерпевают определенные изменения.
 
Происходят три глобальных процессы, которые дополняют друг друга. Мы сейчас и ведем боевые действия, и занимаемся реформированием Вооруженных Сил, и обновляем вооружение и боевую технику. Однако главное наше достояние это люди. Мы уже имеем немало военнослужащих, получивших боевой опыт. Именно они станут основой будущих войск. И я убежден, что это будет лучшая боеспособная армия Европы и Мира. У нас есть люди, опыт и желание руководства Украины к переменам к лучшему. Итак верю в хорошее будущее.

Спасибо за беседу!

Передовая информационная группа Юрий Повх, Тарас Грень.
Просмотров: 7470
25 февраля 2015
comments powered by Disqus